Очерки истории становления международного Регламента радиосвязи

Приведены материалы по истории становления основополагающего документа по международному регулированию использования радиочастотного спектра и служб радиосвязи – Регламента радиосвязи Международного союза электросвязи в связи с его 110-летием. Особое внимание уделено начальному этапу этого процесса – результатам работы первых международных конференций по радиотелеграфированию, а затем в целом по радиосвязи, на которых происходило создание и совершенствование Регламента радиосвязи. Отмечена роль изобретателя радио А.С. Попова и России в зарождении международной системы управления использованием радиочастотного спектра и радиосвязи.

Авторы:
А.Б. Налбандян, советник министра транспорта и связи Республики Армения; albert.nalbandian@ties.itu.int
А.П. Павлюк, консультант АО «ИРКОС» Москва, к.т.н.; alexander.pavlyuk@ties.itu.int

Часть I.  (1906–1912 гг.).

 

После празднования в 2015 г. 150-й годовщины Международного союза электросвязи (МСЭ) [1] приближается время другого юбилея в истории МСЭ – в октябре 2016 г. Регламенту радиосвязи (РР) исполняется 110 лет [2]. Основы РР были первоначально разработаны как «Служебный регламент», приложенный к «Международной конвенции радиотелеграфии», на Международной радиотелеграфной (РТЛГ) конференции в Берлине в 1906 г. [3] (здесь и ниже в [3] см. материалы конференции). Интересно напомнить основные исторические вехи создания этого основополагающего документа по международному регулированию вопросов использования радиочастотного спектра (РЧС) и развития радиосвязи, над совершенствованием которого МСЭ и, в частности, его бывший Международный консультативный комитет по радио (МККР) и теперешний Сектор радиосвязи (МСЭ-R) непрерывно работали все 110 лет. Особый интерес для современного читателя могут представлять начальный период этого процесса и роль в нем России.

Рассматривая историю создания РР, нельзя обойти вниманием ту большую предварительную работу, которая была проделана двумя предшествующими международными мероприятиями: Предварительной конференцией по беспроволочной телеграфии, Берлин, 1903 г. [3], и Международной телеграфной конференцией, СанктПетербург, 1875 г. [3, 4], имевшей статус Полномочной конференции тогдашнего Телеграфного союза – прообраза современного МСЭ. Рассмотрению этих вопросов и посвящена настоящая
статья.

Предшествующие форумы

Первые положения, касающиеся международного регулирования радиосвязи, были сформулированы в Финальном протоколе Предварительной конференции по беспроволочной телеграфии, Берлин, 4–13 августа 1903 г. [3] (рис. 1), т.е. всего через 8 лет с момента изобретения радио.

НАЛБАНДЯН Ч 1.2. 2

Непосредственным поводом к созыву конференции послужил следующий международный инцидент. В 1902 г. Генрих Альберт Вильгельм, принц Прусский, не смог передать с корабля послание вежливости президенту США Теодору Рузвельту, возвращаясь через Атлантику из поездки в США, поскольку береговая радиостанция, принадлежавшая компании «Маркони», не желая сотрудничать с судовой станцией немецкого производства, отказалась послать это сообщение [5]. Под впечатлением этого и ряда других негативных случаев кайзер Германии Вильгельм II предложил созвать международную конференцию по регулированию использования радиосвязи (беспроволочной телеграфии) на море, что и было реализовано Германией на предварительной основе в августе 1903 г.

В конференции по приглашению Германии приняли участие 9 стран, имевших выход к морям или океанам: Австрия, Великобритания, Венгрия, Германия, Испания, Италия, Россия, США и Франция (всего 44 делегата). В состав российской делегации (из четырех человек) входил и А.С. Попов. Фамилии А.С. Попова и других российских делегатов под Финальным протоколом конференции, составленным на французском языке, представлены на рис. 1. Во вступительной речи на открытии конференции статс-секретарь правительства Германии г-н Р. Кретке так охарактеризовал значение деятельности А.С. Попова: «Мы обязаны ему первым радиотелеграфным аппаратом» [3]. Таким образом, знаменательным является тот факт, что А.С. Попов стоял у истоков не только техники радиосвязи, но и международного регулирования радиосвязи и использования РЧС. В связи с отмеченным выше международным инцидентом конференция, естественно, чрезвычайно большое внимание уделила вопросу использования РТЛГ аппаратуры различных производителей.

Делегации Великобритании и Италии предприняли гигантские усилия, чтобы решениями данной конференции установить всемирную монополию аппаратуры фирмы «Маркони». Это объяснялось тем, что «Маркони», являвшаяся в то время самой мощной в мире, была организована именно в Великобритании, а Италия тесно с нею сотрудничала. Остальные страны, включая Россию, твердо выступали против такой монополии. Перипетии дискуссий на данной и последующих конференциях (Берлинской 1906 г. и Лондонской 1912 г.), сведения о подготовке, проведении и итогах этих форумов детально изложены в фундаментальном труде [6], базирующемся на большом объеме уникальных архивных материалов.

В результате продолжительных дискуссий все же превалировало мнение большинства, и в Статью 1, §2 Финального протокола было включено следующее основополагающее положение: «Береговым станциям следует получать и передавать телеграммы с судов и на суда в море, невзирая на различия используемых систем беспроводной телеграфии». Представители семи стран подписали Финальный протокол в полном объеме, делегации Великобритании и Италии подписали его с оговоркой касательно §2 Статьи 1. Есть основания считать, что активное участие в конференции А.С. Попова, признанного изобретателя радио, способствовало предотвращению монополизации международной радиотелеграфии оборудованием фирмы «Маркони».

Из других положений восьми статей Финального протокола, являющегося прообразом современного РР, можно отметить следующие:
на основе дискуссий и решений данной конференции должны быть разработаны (на следующей РТЛГ конференции) конвенция и регламент РТЛГ. Таким образом, фактически анонсировалось создание в будущем Международного РТЛГ союза в дополнение к существующему в то время Международному телеграфному союзу (МТС). К конвенции могут присоединяться и другие государства. Положения будущего регламента могут изменяться по согласованию между подписавшими его государствами, тем самым уже тогда были заложены процедурные основы по становлению современного РР [7];
было дано определение термина «береговая станция» и тем самым заложена Статья 1 «Термины и определения» будущего РР, сохранившаяся до настоящего времени [7];
договаривающиеся государства должны публиковать все технические сведения, которые могут облегчить и ускорить сообщение между береговыми станциями и судами в море. Однако каждое правительство могло разрешить станциям, расположенным на его территории, в условиях, которые оно сочтет необходимыми, использовать специальные установки и устройства;
приоритетом должны пользоваться радиотелеграммы, связанные с помощью судам, т.е. были заложены основы приоритета современного РР всем аспектам проблематики «бедствия, тревоги, срочности и безопасности»;
работа РТЛГ станций должна быть организована таким образом, чтобы не создавались помехи работе других станций. Тем самым была заложена основа положений современного РР [7], связанных с предотвращением помех.

Особо следует отметить текст Статьи 3 Финального протокола: «Положения Санкт-Петербургской Телеграфной конвенции должны быть применимы к передаче сообщений путем беспроводной телеграфии, насколько они не будут противоречить будущей конвенции (РТЛГ)».

Как известно [3, 4], данная Телеграфная конвенция и приложенный к ней Регламент международной (телеграфной) службы были разработаны в законченной форме на длительной (полтора месяца) Международной телеграфной конференции Международного телеграфного союза (Санкт-Петербург, 1875 г.), имевшей статус Полномочной конференции Международного телеграфного союза. Это было сделано на основе интенсивных подготовительных работ, проведенных тремя предыдущими Международными телеграфными конференциями: Париж (1865 г.), Вена (1868 г.) и Рим (1871 г.). Небывалая интенсивность работ в МСЭ!

Ссылка в Финальном протоколе Берлинской РТЛГ конференции 1903 г. на применимость для целей РТЛГ положений Санкт-Петербургской Телеграфной конвенции 1875 г. имеет то особое значение, что она тесно связала эту конференцию, которая была организована Германией вне МСЭ (представляемого в то время Международным телеграфным союзом), с деятельностью этого Союза, т.е. в конечном итоге с МСЭ. Поэтому данная конференция (как и последующая Берлинская РТЛГ конференция 1906 г., вновь организованная Германией вне МТС) по праву составляет неотъемлемую часть истории МСЭ [3].
Материалы конференции носили конфиденциальный характер вплоть до доклада делегатов своим правительствам о достигнутых результатах. Опубликование протоколов было запрещено до 1 сентября 1903 г.

В заключение краткого обзора работы Берлинской конференции 1903 г. можно отметить, что активное участие в ней изобретателя радио А.С. Попова и принятие конференцией в качестве процедур РТЛГ Телеграфного регламента, разработанного на Санкт-Петербургской конференции 1875 г., не могут не свидетельствовать о выдающейся роли России в становлении международной системы регулирования радиосвязи.

Берлинская радиотелеграфная конференция 1906 года

Из дискуссий на Предварительной Берлинской конференции 1903 г. следует, что созыв основной конференции, которая приняла бы конвенцию и регламент РТЛГ, первоначально планировался на 1904 г. [6]. В России предполагалось участие в ней в основном той же делегации, что и на конференции 1903 г., включая А.С. Попова [6]. Однако из-за ряда обстоятельств, в том числе и по просьбе некоторых стран-участниц (в частности, и России из-за Русско-японской войны 1905 г.), созыв конференции несколько раз откладывался. Тем не менее продолжалась интенсивная подготовительная работа, в основном по дипломатическим каналам, благодаря чему делегации были лучше подготовлены к предстоящей конференции, нежели это было в случае конференции 1903 г. В результате задержек конференция смогла собраться в Берлине только в 1906 г. (в период с 3 октября по 3 ноября). В связи с неожиданной смертью А.С. Попова в декабре 1905 г. его участие в данной конференции не состоялось.

В работе конференции участвовало более 100 делегатов от 27 стран. Состав приглашенных Германией государств объясняется наличием выхода к морям или океанам. Ввиду этого присутствовали державы, не входившие в то время в Телеграфный союз (например, США), но не было государств – членов Телеграфного союза (например, Швейцарии), не имевших выхода к морю. Российская делегация состояла из 5 человек, из них лишь В. Билибин принимал участие в Берлинской конференции 1903 г., и, как следует из протоколов заседаний [3], он являлся «спикером» делегации. Конференция приняла Конвенцию РТЛГ и Служебный регламент [3] (рис. 2). Служебный регламент был подписан 3 ноября 1906 г. и вступил в силу 1 июля 1908 г.

Налбандян Ч 1 . 2.

Принятие конвенции полномочными представителями стран-участниц ознаменовало формирование Международного РТЛГ союза. Естественно, что сразу же возник вопрос о его постоянном секретариате. Вначале предлагалось создать независимое бюро, но после дискуссий и согласования со Швейцарией эта роль была возложена на существующее тогда Международное бюро телеграфных управлений в Берне, обеспечив его дополнительным финансированием за счет всех стран, подписавших Конвенцию РТЛГ.

Что касается Служебного регламента, то в него (и частично в Конвенцию) вошли решения, сформулированные в Финальном протоколе Берлинской конференции 1903 г. В частности, фундаментальное положение о свободном выборе систем РТЛГ на линиях от береговых до судовых станций и обратно вошло в Статью 3 Конвенции и повторено в Статье 1 Служебного регламента. На данной конференции оно, хотя и с некоторыми оговорками [6], было распространено и на линии между судами. Окончательно все оговорки такого рода были сняты только на следующей Конференции РТЛГ, (Лондон, 1912 г.), и в дальнейшем положение о свободном выборе аппаратуры («технологическая нейтральность») было («по умолчанию») распространено на все типы радиолиний, включая наземные и космические.

Новыми в Служебном регламенте, принятом конференцией 1906 г. в составе 42 статей, явились следующие основные положения:
определены две радиоволны 300 и 600 м для связи с судами (1 МГц и 500 кГц соответственно), а также условия использования волны 1600 м (190 кГц) и волн, которые короче 300 м. Тем самым была заложена основа международной таблицы распределения частот, являющейся ключевым элементом современного РР;
сформулированы положения о лицензировании радиосредств и сертификации радиооператоров властями соответствующих стран, которые с многочисленными дополнениями и уточнениями сохраняются до сих пор (Статья 18, РР 2012 г. [7]);
наложены ограничения на мощность судовых передатчиков (1 кВт) и сформулированы условия, когда она может быть превышена. Тем самым впервые лимитировались параметры излучений передатчиков, что впоследствии нашло широкое распространение в РР, и не только применительно к морской подвижной службе;
для передачи и приема радиограмм предложен международный код Морзе, используемый в соответствии с Телеграфным регламентом. Был установлен единый международный сигнал бедствия (статья XVI Служебного регламента [3]) в виде трех точек-трех тире-трех точек в коде Морзе, т.е. современный сигнал SOS, хотя тогда он еще с таковым не отождествлялся. Первоочередной прием сигналов бедствия предписывался как тем станциям, которым они адресованы, так и всем другим, принявшим такие сигналы, при этом станциям вменялось в обязанность ответить на эти сигналы;
установлены различные служебные сигналы: сигнал вызова и ответа на вызов, сигналы начала и конца связи, сигналы перерыва в длинных сообщениях и т.д. Составлен перечень данных о станциях, которыми они должны были обмениваться до передачи сообщений;
конкретизированы требования к беспомеховой работе станций. В частности, определено, что судовые станции в процессе связи между собой не должны причинять помехи береговым станциям;
решено вменить в обязанность Бюро в Берне собирать данные и публиковать списки судовых и береговых станций стран-участниц соглашения, были согласованы форматы предоставления и публикации соответствующих данных. Тем самым началось издание существующих служебных материалов МСЭ: Списка IV («Береговые станции») и Списка V («Судовые станции»). Этой «периодике» уже 110 лет, и, по-видимому, это старейшие международные регулярные публикации служебного характера в мире!

Оценивая результаты первой международной РТЛГ конференции, можно констатировать, что на ней удалось сформулировать работоспособный Регламент РТЛГ, отвечающий первоочередным потребностям того времени. Опыт создания и совершенствования Регламента телеграфирования во многом предопределил успех данного мероприятия.

Тем не менее уникальные возможности радиосвязи в решении вопросов безопасности и сохранения человеческой жизни на тот момент еще не воспринимались в их полной значимости. Это понимание с предельной ясностью пришло только после гибели круизного лайнера «Титаник» в апреле 1912 г., когда не все возможности имевшихся на судне радиосредств были эффективно использованы для предотвращения больших людских потерь. Свою негативную роль в той драме сыграла приверженность фирмы «Маркони», оборудованием которой был оснащен «Титаник», к ограничениям связи с оборудованием других производителей и использованию собственного сигнала бедствия CQD, отличающегося от SOS, принятого Берлинской РТЛГ конференцией 1906 г. [8]. В этих условиях в середине 1912 г. собралась Лондонская РТЛГ конференция, уделившая пристальное внимание проблемам безопасности.

Лондонская радиотелеграфная конференция
1912 года

Конференции предшествовала большая подготовительная работа, которая упрощалась тем, что к ней было привлечено Международное бюро телеграфных управлений в Берне. Оно собрало и разослало странам-участницам предложения по совершенствованию Конвенции и Служебного регламента, принятых на Берлинской 1906 г. РТЛГ конференции, – всего около 200 предложений. Они были также опубликованы в сборнике документов конференции 1912 г. [3].

Лучше была подготовлена и российская делегация. О конференции 1912 г. речь шла на межведомственном РТЛГ совещании, которое также рекомендовало состав будущей делегации. В дальнейшем он был утвержден в количестве 8 человек, и впервые назначен глава делегации. Им стал помощник начальника Главного управления почт и телеграфов, действительный статский советник, профессор П.С. Осадчий – участник Предварительной РТЛГ конференции 1903 г. [6].

Конференция работала в период с 4 июня по 5 июля 1912 г. В ней участвовало около 150 делегатов от 45 стран (в основном те же прибрежные страны, что и в конференции 1906 г., и их колонии) и 10 частных компаний, включая «Маркони» и немецкую «Телефункен». Частные компании не имели права голоса и не могли вносить предложения для обсуждения, однако они зачастую «обращали внимание» конференции на важные аспекты, и уже в ответ на такую инициативу соответствующие предложения вносились той или иной, чаще британской или итальянской, делегацией на обсуждение конференции [6].

На Лондонской конференции принцип свободы международных радиосвязей был признан абсолютным. Кроме того, под впечатлением гибели «Титаника» конференция предложила целый ряд мер, связанных с повышением безопасности на море с помощью РТЛГ. Принятая конференцией Конвенция РТЛГ в составе тех же 23 статей в основном повторяет Конвенцию 1906 г. Основными новыми положениями явились следующие:
в Статью 3 были включены два новых абзаца. Согласно первому из них, каждая судовая станция обязана обмениваться радиотелеграммами со всякой другой судовой станцией вне зависимости от используемой ею системы РТЛГ. Однако, согласно новому второму абзацу, чтобы не замедлять научный прогресс, положения данной статьи не должны препятствовать возможному использованию РТЛГ систем, неспособных поддерживать связь с другими системами;
в Статью 9 включена обязанность первоочередных приема и передачи сигналов бедствия, исходящих не только от судов в море, но и «откуда бы эти сигналы ни исходили». Регламент, принятый в составе 50 статей, претерпел существенные позитивные изменения, которые, впрочем, носили в основном уточняющий и пояснительный характер, не внося в него каких-либо кардинальных преобразований. В качестве основных новшеств можно отметить такие:
новая Статья 4 Регламента указывала, что при обмене сообщений между береговой и судовой станциями или между судовыми станциями, в случае трудности установления связи, обе станции могут по общему согласию перейти на другую разрешенную им длину волны (300 м). По окончании обмена обе станции переходят на нормальную (на то время) длину волны 600 м;
для судов небольшого тоннажа вместо волны 600 м разрешено пользоваться для передачи волной 300 м (т.е. использовать более компактное оборудование), но с обязательством иметь оборудование для приема также и на волне 600 м.;
были приняты положения, касающиеся двух режимов работы береговых станций: передачи метеорологических радиограмм и сигналов точного времени. Для этого было разрешено использовать любую длину волны свыше 1600 м.;
впервые были включены положения о специальных станциях, предназначенных для определения положения судов в море. Им предписывались волны, не превышающие 150 м (2 МГц).;
береговым станциям предписывалось осуществлять, насколько это возможно, круглосуточную работу без перерывов. Тем не менее некоторым станциям, уполномоченным соответствующими правительствами, разрешалось иметь перерывы в работе на определенное время. Однако до момента отключения станции она должна полностью закончить передачу имеющихся сообщений для судов, а также принять все сообщения от судов, которые объявили о наличии таких сообщений до момента отключения станции;
судовые станции в отношении длительности работы были подразделены на три категории: 1 – круглосуточная работа, 2 – с ограниченной во времени службой, 3 – без фиксации времени службы;
к судам, имеющим круглосуточную или ограниченную временем радиослужбу, было наложено требование на наличие запасной радиоустановки на волну 600 м;
для ускорения радиообмена был введен Q-код, который впоследствии нашел широкое распространение и в любительской службе.

Среди упомянутых выше предложений по работе конференции были такие, в которых предлагалось распространить положения Конвенции и Регламента на радиостанции, расположенные внутри континентов и на воздушных судах, т.е. на другие радиослужбы в дополнение, говоря современным языком, к морской подвижной. Однако в ходе дискуссий было отмечено, что данная конференция не имеет достаточного времени для реализации таких предложений, рассмотрение этих проблем было отнесено на следующую РТЛГ конференцию, которая, согласно дискуссиям [3, 6], ожидалась в недалеком будущем. Однако начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война в корне изменила ситуацию и до следующей РТЛГ конференции пришлось ждать целых 15 лет.

ЛИТЕРАТУРА

1. 150-я годовщина МСЭ. URL: //www . itu.int/ru/150/Pages/default.aspx
2. 110th anniversary of the ITU Radio Regulations (1906-2016). URL: //www. itu.int/en/ITU-R/RR110/Pages/default.aspx
3. List of ITU Conferences, Assemblies and Events. URL: //www.itu.int/en/history/ Pages/ListOfITUConferencesAssembliesAnd Events.aspx
4. Борисова Н.А. Призванная составить эпоху в истории мировой телеграфии. К 140-летию Международной телеграфной конференции в России // Электросвязь. – 2014. – № 4.
5. Васильев А.В. Цели и задачи Международного союза электросвязи в области радио. Wireless Ukraine №13-14 (1-2) 2013. URL: //asp24.com.ua/blog/ celi-i-zadachi-mezhdunarodnogo-sojuzajelektrosvjazi-v-oblasti-radio/
6. Глущенко А.А. Место и роль радиосвязи в модернизации России (1900–1917 гг.). Ч.1. – СПб.: ВМИРЭ, 2005, – С. 165. URL: //www.rkk-museum.ru/documents/ archives/images/3-05-01.pdf
7. Регламент радиосвязи. Женева, 2012. URL: //www.itu.int/pub/R-REG-RR/en
8.Меркулов В. Радиосвязь на «Титанике». Кто виноват. URL: //www.proza. ru/2014/12/29/1839


Часть II. (1927 – 2015гг.).

 

Вашингтонская радиотелеграфная конференция 1927 года

После конференции 1912 г. и начала Первой мировой войны 1914 г. наступила эпоха широкого использования радиосвязи не только в военных целях на море и на суше, но и во всех сферах производства и социальной жизни общества (радиовещание, радиолюбительство и т.д.). Гигантским скачком явился начавшийся в 1915 г. переход на ламповое радиооборудование, что позволило существенно увеличить его чувствительность  и особенно избирательность, а также уменьшить габариты аппаратуры при улучшении ее операционных характеристик. Вместе с тем стало ясно, что многочисленные аспекты внедрения радиосвязи требуют постоянного изучения и для его эффективности желательна международная координация соответствующих исследовательских работ, проводимых в разных странах.

В этих условиях уже в начале 20-х годов ХХ века стала необходима существенная переработка Служебного регламента радиотелеграфирования (РТЛГ), принятого в 1912 г., а также распространение международного регулирования на другие службы в дополнение к морской подвижной. Однако по ряду причин такая конференция могла быть организована лишь в 1927 г. Она состоялась в Вашингтоне с 4 октября по 25 ноября 1927г. В ее работеучаствовал 351делегатиз 80стран, включая колонии, и около 50 производственных и эксплуатационных компаний, ассоциаций и т.д. СССР в конференции не участвовал ввиду отсутствия на тот момент дипломатических отношений с США.

Конференция существенным образом пересмотрела как Конвенцию (в составе 24 статей), распространив ее положения и на другие службы в дополнение к морской подвижной, так и Служебный регламент, назвав последний Генеральным регламентом (в составе 34 статей) [1] (здесь и ниже см. материалы упоминаемой конференции).

Среди многочисленных нововведений отметим следующие:
организация новых радиослужб, таких как фиксированная, подвижная (включая сухопутную и воздушную), радиовещательная, любительская и т. д. Им, а также соответствующим станциям, были даны определения и распределены полосы частот в пределах от 10 кГц до 60 МГц. К нескольким строкам таблицы распределения частот уже на том этапе были сделаны примечания, тем самым в ней можно увидеть прообраз современной Таблицы распределения частот (ТРЧ) Регламента радиосвязи (РР) [2];
обозначение излучений в частотах признаны основными, а в длинах волн – дополнительными. По-видимому, это было вызвано тем, что именно на частоты легче устанавливать соответствующие допуски на отклонения. Была поставлена задача (пока только в общем виде) постоянного уменьшения этих допусков и сокращения излучаемых полос частот;
введение классификации излучений: излучения с незатухающими колебаниями (тип «А») и затухающими колебаниями (тип «В»). Класс «А» был подразделен на три категории: А1 – немодулированные незатухающие колебания; А2 – незатухающие колебания, модулированные по амплитуде или частоте под воздействием телеграфного сигнала; А3 – незатухающие колебания, модулированные по амплитуде или частоте под воздействием речевого или музыкального сигнала. Тем самым была заложена основа современной классификации излучений; запрещение применения искровых радиопередатчиков (излучения типа «В») для целей радиообмена. Они были оставлены только для передачи сигналов бедствия на восьми выделенных частотах в диапазоне от 375 до 1364 кГц;
были уточнены, дополнены и конкретизированы многочисленные положения как Конвенции, так и РР, касающиеся применения радиосвязи для обеспечения безопасности;
в частности, частота 500 кГц объявлена международной частотой вызова и сигнала бедствия. Все суда должны быть оборудованы средствами для приема и передачи сигналов бедствия на данной частоте. В полосе частот от 460 до 550 кГц были запрещены любые излучения, которые могли бы причинить помехи сигналам бедствия. Было введено требование о круглосуточном дежурстве на судовых радиостанциях. Кроме того, каждый час в течение шести минут (от 15-й до 18-й и от 45-й до 48-й) все судовые радиостанции обязаны были прослушивать эфир на частоте 500 кГц для приема возможных сигналов бедствия;
между странами распределили позывные для радиостанций. Несмотря на то, что СССР не участвовал в конференции, ему также были присвоены позывные RAA – RQZ;
разработаны процедуры и формы нотификации частот в Международном бюро телеграфных управлений в Берне (см. «ЭС», 2016, №8);
впервые формулировались положения по инспекции радиоустановок;
принято решение о создании в Международном союзе электросвязи (МСЭ) Международного консультативного комитета по радио (МККР) для «изучения технических и других вопросов, касающихся радиосвязи». МККР и заменивший его в 1992 г. Сектор радиосвязи МСЭ (МСЭ-R) в течение всех этих долгих лет занимались разработкой радиотехнологий и международных стандартов в области радиосвязи в форме рекомендаций. Незаменима роль МККР и, в настоящее время МСЭ- R, в подготовке исходных материалов для конференций радиосвязи.

Налбандян Ч 2 рис.

Следующую РТЛГ конференцию, имеющую статус полномочной, предполагалось провести совместно с Полномочной конференцией (ПК) Телеграфного союза для возможного объединения телеграфной и РТЛГ конвенций, а также Телеграфного и РТЛГ союзов (см. «ЭС», 2016, №8), что и удалось реализовать в Мадриде в 1932 г. в Генеральный регламент радиосвязи, Телеграфный и Телефонный регламенты, принятые конференцией. Ряд деталей подготовки и проведения конференции приведены в [ 4].Хотя РР претерпел небольшие изменения по сравнению с принятым на конференции 1927 г., можно отметить несколько важных новшеств:
уже в самом названии РР аббревиатура РТЛГ была заменена на слово «радиосвязь», что ознаменовало расширение сферы его применения на все службы радиосвязи, включая радиовещание, любительскую службу и т.д.;
впервые были сформулированы допуски на частоту, а также значения ширины полосы частот излучений, ставшие прообразом современных Приложений 2 и 1 (в части необходимой ширины полосы частот) современного РР [2] (интересно, что уже в 1932 г. были сформулированы требования к ширине полосы частот телевизионного канала);
детализирована ТРЧ; число примечаний к таблице, устанавливающее особые условия использования той или иной полосы частот, возросло до 18;
разграничены понятия: «распределение частот (allocation)» – радиослужбам и «присвоение частот (assignment)» – конкретным радиостанциям, что сохранилось до настоящего времени;
расписана процедура нотификации частотных присвоений в Международном бюро телеграфных управлений;
осуществлена конкретизация регуляторных положений, касающихся применения радиосвязи для обеспечения безопасности не только в морской подвижной, но и в других радиослужбах;
значительно детализировались положения о деятельности МККР.

Последующие радиоконференции МСЭ до начала космической эры

Со времени конференции в Мадриде, где был принят прообраз сегодняшнего РР, состоялось более 30 Всемирных конференций радиосвязи (ВКР). На них шло постоянное пополнение, уточнение и расширение положений о службах радиосвязи и их применениях, в том числе и о новых службах радиосвязи, как это было, например, в 60-хгодах ХХ века с появлением спутниковых радиослужб и в 80–90-х в связи со становлением сотовой подвижной связи. Постоянно совершенствовалась ТРЧ, в настоящее время она перекрывает частоты от 8,3 кГц до 3000 ГГц (распределено до 275 ГГц) и имеет более 500 примечаний [2]. Из числа этих конференций примерно половина носила общий характер, т.е. затрагивала интересы всех или большого числа служб, а другая – отдельных специфических служб, таких как морские, воздушные, спутниковые и т.д.

В рамках статьи, конечно, невозможно дать даже самую краткую характеристику решений всех конференций, касающихся совершенствования РР.Поэтому остановимся, с той или иной степенью детализации, на решениях наиболее значимых, по мнению авторов, конференций.

Последняя до Второй мировой войны конференция радиосвязи состоялась в Каире с 1 февраля по 8 апреля 1938 г. На ней ТРЧ была расширена до 200 МГц, выделены полоса частот шириной 500 кГц для вещания на высоких частотах, полосы 40,5–200 МГц для радиовещательной (звуковое и телевизионное вещание) и 7,2-7,3 МГц для радиолюбительской служб, пересмотрены рекомендации по стабильности частоты и необходимой полосе частот излучения передатчиков [5].

После окончания Второй мировой войны в 1945 г. роль радиосвязи для человечества уже была вполне очевидной, и международное сообщество связи хорошо понимало, насколько важно консолидировать международный порядок использования радиочастотного спектра. Это стало причиной возобновления деятельности МСЭ, причем на более высоком организационном уровне.

Первая послевоенная Международная конференция радиосвязи была приурочена к ПК МСЭ. Они состоялись в Атлантик-Сити в США в 1947 г.: Международная радиоконференция прошла с 15 мая по 2 октября (самое продолжительное собрание в истории МСЭ), а ПК МСЭ – с 1 июля по 2 октября. Следует отметить, что в 1946 г. в Москве была проведена Подготовительная конференция к этим событиям. В ее работе участвовали страны-победители во Второй мировой войне: СССР, США, Великобритания, Франция, а также Китай [5]. На ПК 1947 г. были определены цели и задачи Союза в послевоенное время и пути их достижения, при этом МСЭ остался центром международной кооперации в электросвязи.

ПК утвердила Международную Конвенцию МСЭ, подписанную делегатами 77 стран.Конвенция состояла из 7 глав и 49 статей и содержала ряд важнейших положений, касающихся улучшения деятельности МСЭ, включая радиосвязь и радиовещание.Для нормального функционирования Союза в период между двумя ПК был учрежден Административный Совет МСЭ (с 1993 г. – «Совет»). Было принято решение о создании централизованного офиса МСЭ, независимого от правительства Швейцарии, в виде Генерального Секретариата, состоящего из Генерального Секретаря, его заместителя и сотрудников Секретариата. Местом пребывания Союза и его постоянных органов была единогласно определена Женева, Швейцария. Французский, английский, испанский, русский и китайский языки были утверждены в качестве официальных языков МСЭ, а французский, английский и испанский – как рабочие языки МСЭ. В последствии к официальным языкам был добавлен арабский.

Для эффективного использования полос частот всеми службами радиосвязи и регулирования доступа пользователей к спектру Международная радиоконференция предложила, а ПК утвердила создание Международного комитета регистрации частот (МКРЧ) – органа управления использованием радиочастотного спектра на международном уровне и решения возникающих проблем, предшественника современного Радиорегламентарного комитета МСЭ-R. Результатом данной радиоконференции было утверждение РР (Атлантик-Сити, 1947 г.), который состоял из 18 глав, 47 статей (1078 положений) и 16 Приложений. РР был принят 2 октября 1947 года делегатами из 77 стран – членов МСЭ [6]. В ТРЧ были внесены распределения радионавигационной, воздушной подвижной, морской подвижной и радиовещательной (для ВЧ-вещания) службам. ТРЧ была расширена до 10,5 ГГц; на этой же конференции были выделены полосы частот для ОВЧ-ЧМ-вещания; дополнительно расширены полосы частот для службы ВЧ-вещания и воздушной подвижной службы; рассмотрены проблемы частотного планирования для ВЧ радиовещания; выделена полоса частот (90…110 кГц) для международной радионавигационной системы «Лоран». В РР впервые появились положения, касающиеся системы международного радиоконтроля (Статья 18) [6].

Уже после указанных конференций 1947 г. в Атлантик-Сити, в соответствии с принятым соглашением с Организацией Объединенных Наций (ООН), МСЭ с 1949 года стал специализированным учреждением ООН.

Конференции радиосвязи после начала космической эры

Сразу после запуска в 1957 году в СССР первого искусственного спутника Земли (ИСЗ) в МККР начались исследования по космической радиосвязи с использованием ИСЗ. На IX Пленарной Ассамблее МККР (Лос-Анджелес, 1959 г.) была создана Исследовательская комиссия IV «Космические системы», которая разработала Рекомендацию МККР No.4А по выбору частот для связи с ИСЗ, между ИСЗ и другими космическими аппаратами.

Всемирная административная конференция радиосвязи 1959 г. в Женеве (ВАКР-59) при первом полном пересмотре РР включила в него определение космической службы радиосвязи и службы радиосвязи Земля – космос, а также сделала первые распределения частот этим службам. ТРЧ была расширена до 40 ГГц. С 1959 года начались регулярные дополнения в РР, касающиеся космических служб радиосвязи.

Чрезвычайная Административная Конференции Радиосвязи 1963 г. (ЧАКР-63) была созвана для распределения полос частот для целей космической радиосвязи. ВАКР-71 по космической радиосвязи внесла существенные дополнения в РР, ставшие основой космической части РР 1979 г. Использование космических станций (спутников связи) практически во всех службах радиосвязи привело к появлению и включению в РР «космических» служб радиосвязи. Были утверждены определения, технические критерии и регуляторные процедуры, касающиеся этих служб. ТРЧ была расширена до 275 ГГц.

При распределении полос частот фиксированной спутниковой службе (ФСС) было принято историческое решение – сделать эти распределения в наиболее подходящем диапазоне частот от 1 до 10 ГГц («радиоокно»), которые были уже распределены фиксированной службе и широко использовались наземными радиорелейными линиями. При этом учитывались разработанные в МККР критерии совместного использования полос частот космическими и наземными службами радиосвязи.

После этого конференция 1977 года (ВАКР-77) разработала План для радиовещательной спутниковой службы в диапазоне 11–12 ГГц для Районов 1 и 3 МСЭ (РР, Приложение 30 (Пересм. ВКР-12)[2]). Позднее были составлены соответствующие планы для фидерных линий этой службы в диапазонах 14 и 17 ГГц для районов 1–3 (РР, Приложение 30A (Пересм. ВКР-12) [2]). Здесь также целесообразно упомянуть две сессии космической конференции 1985 и 1988 гг. (ВАКР-85 и ВАКР-88), которые утвердили план для ФСС в диапазонах частот от 4,5 до 13,25 ГГц (РР, Приложение 30B После этого конференция 1977 года (ВАКР-77) разработала План для радиовещательной спутниковой службы в диапазоне 11–12 ГГц для Районов 1 и 3 МСЭ (РР, Приложение 30 (Пересм. ВКР-12)[2]).

Позднее были составлены соответствующие планы для фидерных линий этой службы в диапазонах 14 и 17 ГГц для районов 1–3 (РР, Приложение 30A (Пересм. ВКР-12) [2]).Здесь также целесообразно упомянуть две сессии космической конференции 1985 и 1988 гг. (ВАКР-85 и ВАКР-88), которые утвердили план для ФСС в диапазонах частот от 4,5 до 13,25 ГГц (РР, Приложение 30B (Пересм. ВКР-12) [2]).

Упрощение регламента радиосвязи

После 1959 г. пересмотр РР на целом ряде конференций радиосвязи осуществлялся путем добавления новых или пересмотренных статей, приложений, резолюций и рекомендаций без систематизации всего текста. Это постепенно усложняло РР и делало его все более трудным для восприятия. На ПК (в Торремолиносе, (1973 г.) было решено созвать в Женеве в 1979 году Всемирную административную конференцию радиосвязи (ВАКР-79) по полному пересмотру  РР.

Тем не менее РР оставался довольно сложным для восприятия документом даже после ВАКР-79. Положения общего и регулирующего характера перемежались с чисто техническими, взятыми порой из рекомендаций МККР, текст изобиловал ссылками на другие статьи и пункты РР, что затрудняло чтение документа и понимание его положений. Повторялся процесс усложнения РР с каждой новой конференцией. Кроме того, устаревшая структура МСЭ стала препятствовать повышению его эффективности.

Поэтому в конце 80-х годов прошлого века государства – члены МСЭ, пришли к необходимости совершенствования МСЭ и упрощения РР. В связи с этим ПК 1989 г. в Ницце приняла резолюции о создании Комитета высокого уровня (КВУ) по пересмотру структуры и деятельности МСЭ и Добровольной группы экспертов (ДГЭ) по изучению распределения и улучшенного использования спектра радиочастот и упрощения РР. Было также принято принципиальное решение о наделении всех шести официальных языков МСЭ статусом рабочих языков (перипетии решения этой проблемы изложены в [7]), благодаря чему РР и все остальные основные документы МСЭ теперь доступны и на русском языке в переводах, выполненных в МСЭ.

Для рассмотрения результатов работы КВУ была созвана Дополнительная ПК в Женеве в 1992г., на которой были приняты Устав и Конвенция МСЭ, включая новую структуру МСЭ в виде Генерального секретариата и трех секторов: радиосвязи (МСЭ-R), стандартизации (МСЭ-Т) и развития (МСЭ-D), обслуживаемых соответствующими бюро. Кроме того, в Секторе МСЭ-R был создан Радиорегламентарный комитет, заменивший прежний МКРЧ.

Предложения ДГЭ по упрощению РР были реализованы на ВКР-95. В результате был разработан и принят упрощенный РР, состоящий из четырех томов. Первый том, являясь основой РР, представлял его статьи; второй включал в себя приложения к статьям первого тома, третий содержал резолюции и рекомендации, принятые данной и предыдущими конференциями, в четвертый были помещены тексты рекомендаций МСЭ-R, вошедшие в РР по ссылкам в томах 1–3. В таком формате РР существует и в настоящее время. Последняя опубликованная МСЭ версия РР (в том числе и на русском языке) представлена в [2] по результатам работы ВКР, Женева, 2015 г. Более того, доступ к РР на сайте МСЭ бесплатен на всех шести языках Союза.

Начиная с ВКР-95 г., конференции радиосвязи занимались совершенствованием РР по отдельным аспектам функционирования радиослужб на основе повесток дня, обсужденных и принятых предыдущими конференциями. МСЭ-R в лице Радиорегламентарного комитета, Исследовательских комиссий и Бюро радиосвязи активно участвовал и продолжает участвовать в подготовке соответствующих предложений к конференциям. По мнению ряда пользователей РР, при его современной 4-томной структуре существенного усложнения текста с каждой новой конференцией не наблюдается.

ЛИТЕРАТУРА
1. List of ITU Conferences, Assemblies and Events. – //www.itu.int/en/history/ Pages/List Of ITU Conferences Assemblies And Events.aspx
2. Регламент радиосвязи. Т. 1 – 4. МСЭ, Женева, 2016. – //www.itu.int/pub/RREG-RR/en
3. Главный регламент радиосвязи, приложенный к Международной конвенции радиосвязи (Мадрид, 1932). – М.: ОГИЗ, 1937.
4. 50th Anniversary of the Madrid Conferences. Telecommunication Journal 49, no. 9 (1982). – //www.itu.int/dms_pub/ itu-s/oth/02/01/S02010000184E24PDFE.PDF
5. Быховский М.А. Круги памяти (Очерки истории развития радиосвязи и вещания в ХХ столетии). – М.: МЦНТИ, 2001, 224 с.
6. Регламент радиосвязи. Дополнительный регламент радиосвязи. Дополнительный протокол. – Атлантик-Сити 1947 г. – М.: Связьиздат, 1949.
7. Гринь Ю.Г., Минкин В.М., Павлюк А.П. Равноправное использование официальных и рабочих языков в Международном союзе электросвязи – реальность 2005 г. // Труды НИИР. – 2004. – № 4.

Рубрики и ключевые слова