Связь в осажденном Севастополе

250 дней, с 30 октября 1941 по 4 июля 1942 года, город-герой держал оборону. И вместе со всеми мужественно сражались связисты – гражданские и военные

Автор: Нина Борисова, заместитель директора по науке и технике ЦМС им. А.С. Попова, к.т.н.

СЕВАСТОПОЛЬ-2.2

22 июня 1941 года

В два часа ночи дежурному по связи штаба Черноморского флота (ЧФ) стали поступать донесения о приближавшихся к городу вражеских самолетах. Зенитчики открыли огонь. Штаб ЧФ переместился в защищенное здание АТС, которой суждено было стать главным военным объектом связи в дни обороны Севастополя.

Война не застала связистов врасплох. Еще в 1934 году глубоко в скалах Южной бухты был построен специальный объект для АТС на 3000 номеров. На станции было три аппаратных зала: обычной городской связи, оперативной и административно-базовой. Оперативная связь АТС, или «двадцатка», имела исключительный запас, в частности количество приборов искания превышало норму в два раза. В оперативную часть АТС были включены военные абоненты, секретарь горкома партии и начальник АТС, в
административно-базовую – военные и тыловые организации. На глубине 30 метров располагались дизельная электростанция, пекарня, склады, жилые помещения, красный уголок, артезианский колодец.

Снаружи имелся хорошо укрепленный выход к морю. Всю осаду АТС работала бесперебойно. С мая 1941года станцию возглавлял П. Лунев. В городе была построена подземная кабельная телефонная сеть с резервированием важных объектов и линий. Монтировалась связь для местной противовоздушной обороны (МПВО). В Конторе связи располагались междугородная телефонная станция (МТС), телеграф, почта, спецсвязь, администрация, в подвальном помещении – резервный узел. В отдельном здании разместился радиоузел(1,5 кВт).

Севастополь имел «выход проволочной связью» только на Симферополь, а оттуда на Москву. Когда начались бомбежки, аварийные бригады монтеров и кабельщиков сразу же восстанавливали разрушенные линии связи, быстро протягивали новые линии для нужд флота, линии связи между штабом МПВО и постами.

«Вышковые» посты на высоких зданиях передавали информацию о налетах и обстрелах. Для информирования наземных постов в нишах домов оборудовали десятки телефонных гнезд, а постовые службы получили микротелефонные трубки, снабженные штепселем и номеронабирателем, чтобы включаться в любое гнездо для вызова абонента.

Первый штурм Севастополя

30 октября начались бои на дальних подступах. Специалисты АТС, без которых в осажденном городе можно было обойтись (техники, женщины-монтеры) были эвакуированы морем на Кавказ; около 50% оборудования АТС вывезли на тыловую базу флота в Сухуми, а оттуда в Сибирь.

СЕВАСТОПОЛЬ-3.2
И. Белый исправляет телефонную линию (ЦМС. Ф. 13. Оп. 1. Ед. хр. 601)

7 ноября вокруг Севастополя шли страшные бои. На Школьном спуске прямым попаданием было выведено из строя большое количество магистральных кабелей связи. Как вспоминал бывший старшина телефонной станции ОВР ГБЧФ И. Белый, работы гражданским связистам прибавилось, но запросы военных они удовлетворяли в первую очередь.

Порой связисты работали там, где прямым попаданием бомбы разрушался кабель, а сама бомба еще не взрывалась. Страшнее всего было ремонтировать морской кабель, так как бухта простреливалась с Мекензиевых гор. «Мессершмиты» гонялись за работающими монтерами; особое внимание привлекала кабельная палатка. Убежденные, что дважды в одно место бомба не падает, связисты устанавливали палатку на дно воронки и при налете занимались сращиванием концов поврежденных кабелей.

Второй штурм Севастополя

Новую попытку овладеть городом гитлеровцы предприняли 17 декабря 1941 года. Постоянно разрушались подземные кабельные телефонные линии. Вышел из строя кабель, соединявший северную сторону с городом, а значит, и с командованием оборонительного района. Связисты флота и АТС с кабельщиками-спайщиками А. Буйловым и Я. Робенко вышли на барже и килекторе (плавкран). Под градом осколков связисты срастили кабель, опустили его в море и восстановили связь.

Обслуживать воздушные телефонные линии было не легче. Монтер АТС П. Буцкий, восстанавливая связь от командного пункта к войсковым подразделениям в направлении Мекензиевых гор, уже приготовился к спайке проводов, как начался артобстрел. Понимая, как нужна военным связь, монтер закрепился на столбе и держал провода в руках до тех пор, пока командиры разговаривали, и только после этого срастил провода. П. Буцкий был награжден медалью «За боевые заслуги».

СЕВАСТОПОЛЬ-1. 2
Парад в честь 30-летия Победы в Великой Отечественной войне в Севастополе (ЦМС. Ф. 13. Оп. 1. Ед. хр. 599)

Гражданские и военные связисты работали рука об руку. В последние месяцы обороны подводный морской кабель Севастополь–Новороссийск имел утечку, а отремонтировать его было нельзя, так как вся прибрежная трасса от Балаклавы до Керчи была занята врагом. На помощь флотским телеграфистам пришел техник Голдин, про которого говорили, что он «умудрялся держать по кабелю связь тогда, когда никому другому связь не удавалось настроить».

С конца апреля 1942 года немцы начали сжигать город по частям. После каждого налета связисты бежали на чердаки и сбрасывали зажигательные бомбы. Руководители Конторы связи организовали дежурство на крыше. Стрелок ВОХР Л. Тимофеев сначала вел счет сброшенным «термиткам», но после 200-й перестал. Немецкие самолеты охотились за пожарными и связистами, которые при налетах все равно не прекращали работу. Кто-то ремонтировал кабель, остальные их прикрывали.

Третий штурм

Подготовку к нему немцы начали со 2 июня. Исправлять повреждения стало невозможно, и тогда перешли на частичное восстановление: если повредился кабель 300 пар, восстанавливали 50. 5 июня была выведена из строя телефонная связь командного пункта (КП) МПВО, вход в КП завалило. Еще не утихла бомбежка, как монтеры АТС прибыли к месту завала и расчистили его. Под непрерывным обстрелом линейный техник А. Лысенко, монтеры Паленков и Дудченко восстановили связь. 7 июня немецкие дивизии начали наступать с суши. Связисты не покидали свои посты. Когда противник прорвался на северную сторону, там работала телефонная станция, которую охраняли 12 краснофлотцев. Они вступили в неравный бой с 60 вражескими автоматчиками.

Связисты отходили последними

29 июня 1942 года стало самым трагическим днем в обороне Севастополя. Боеприпасы заканчивались. Ставка ВГК отдала приказ на эвакуацию. Утром 30 июня на флагманском командном пункте (ФКП) осталась оперативная группа во главе с капитаном 1-го ранга Васильевым и гражданские связисты. В полдень бои шли уже в километре от станции. П. Лунев, обсудив текущую обстановку с председателем Городского комитета обороны Б. Борисовым, получил разрешение на уничтожение АТС. Вход на ФКП находился под постоянным пулеметным обстрелом, тем не менее линейным монтерам удалось туда пробраться, и они вместе с техниками, используя кувалды и кирки, разбили оборудование во всех трех залах. Не уничтожили только кросс, через который шла связь на 35-ю батарею. После этого дизелисты выпустили из запасных резервуаров станции 16 тонн солярки и забросали вход в ФКП связками гранат.

Связисты решили прорываться к Херсонесу, где уже находились около 80 тысяч защитников Севастополя – без плавсредств для эвакуации, без боеприпасов, еды, воды. Здесь они приняли свой последний бой. Радиостанция Сталинграда получила из Севастополя последнюю радиограмму: «Нас окружают немцы, отомстите, товарищи, за Севастополь…».

Рубрики и ключевые слова