«Призванная составить эпоху в истории мировой телеграфии»

К 140-летию Международной телеграфной конференции в России

Автор: Н. А. Борисова, заместитель директора по науке и технике ЦМС имени А. С. Попова, к. т.н.

В истории Международного союза электросвязи (МСЭ), ведущего отсчет своей деятельности от Парижской телеграфной конференции 1865 г., был ряд ключевых событий, внесших революционный вклад в дело международного сотрудничества в области электросвязи. Одним из них стала Международная Телеграфная конференция, которая проходила в Санкт-Петербурге с 20 мая (1 июня) по 7 (19) июля 1875 г. Принятая в Санкт-Петербурге Телеграфная конвенция стала международным уставом, действовавшим вплоть до конференции 1932 года в Мадриде.

Конференции предшествовала большая подготовительная работа, направленная не только на решение текущих актуальных вопросов, но и на фундаментальные изменения Международной Телеграфной (Парижской) конвенции — основополагающего документа Всемирного телеграфного союза.

Председательствующий на конференции директор русских телеграфов К. К. Людерс четко высказался о цели этих изменений: «довести Конвенцию до той степени простоты и сообразности с общими действительными потребностями, чтобы облегчить присоединение к договору отдаленных государств, особенно же значительных компаний, <…>, чтобы наш Телеграфный союз, представляющий и теперь уже обширную семью, увеличился и расширился еще более» [1].

Актуальность проведения Петербургской конференции станет еще более очевидной для наших современников, если вспомнить, что в 1875 г. телеграф был единственным видом электрической связи (телефон изобрели в 1876 г., а радио — в 1895 г.). Телеграфная связь развивалась бурными темпами, но из-за дороговизны услуги мало кто имел возможность ею пользоваться. Сделать телеграф более доступным, оптимизировав Тарифную политику, также входило в задачу конференции.

Несмотря на 140 лет, отделяющих нас от Петербургской конференции, с большой достоверностью можно воссоздать все, что на ней происходило. Помогут в этом оцифрованные архивы МСЭ и материалы фондов Центрального музея связи имени А. С. Попова (ЦМС).

Рис1

Статья 56 Парижской конвенции постановляла, что Конвенция должна подвергаться периодическому пересмотру «по общему соглашению всех держав» и для этой цели «будут назначаемы особые конференции» в столице каждого из государств-участников поочередно. Петербургская телеграфная конференция 1875 г. была четвертой. Ей предшествовали конференции в Париже (1865), Вене (1868), Риме (1871). Во время последнего пересмотра Телеграфной конвенции в Риме стало ясно, что «Парижская конвенция как первый опыт Телеграфного договора более уже не соответствует цели акта, заключенного между государствами из-за излишества отдельных постановлений» [2]. На конференции в Риме делегаты пришли к общему мнению, что Конвенция должна стать кратким международным уставом, а все подробности следует вынести в периодически уточняемый и дополняемый Регламент.

Для проведения следующей конференции был выбран Санкт-Петербург, на что вскоре и «воспоследовало Высочайшее Государя императора соизволение». Составление проектов упомянутой Конвенции и нового Регламента легло на принимающую сторону — Телеграфный департамент России. В этой работе ему оказывал содействие Международный секретариат Телеграфных управлений в Берне.

Конференция была открыта в Санкт-Петербурге 20 мая (1 июня) 1875 г. в два часа дня. Открытие конференции и ее последующая работа проходили в здании министерства внутренних дел (МВД), так как в Российской империи Телеграфное ведомство в то время было подведомственно МВД. Здание МВД располагалось на Театральной улице (ныне ул. Зодчего Росси, дом 1/3), рядом с Александринским театром. Там и был сделан групповой снимок делегатов конференции, подлинник которого хранится в документальном фонде ЦМС имени А. С. Попова.

Количество участников конференции, изображенных на первой фотографии и на гравюре, примерно одинаково — чуть больше 40 человек. Они представляли 24 государства, два из которых, не присоединившиеся к Всемирному телеграфному союзу (США и Япония), не участвовали в прениях. США присутствовали на конференции Союза в первый раз с целью

ознакомиться с предметом обсуждений, а Япония — во второй раз. Кроме государственных служащих, в конференции принимали участие представители 11 частных телеграфных обществ, владевших морскими телеграфными линиями в разных частях света. Интересы частных обществ, обеспечивавших телеграфную связь на суше, представляли государства, которым эта территория принадлежала.

На открытии конференции правительственные делегации разместились вокруг стола в алфавитном порядке французских названий государств: Германия, Австро-Венгрия, Бельгия, Дания, Египет, Испания, Франция, Великобритания, Великобританская Индия, Греция, Италия, Япония, Норвегия, Голландия, Португалия, Швеция, Швейцария, Турция. Секретарский стол заняли директор учрежденного в Берне Международного секретариата Телеграфных управлений г-н Кюршо, секретарь того же секретариата г-н Сен-Марсиаль и делопроизводитель Телеграфного департамента России г-н Сальмонович [1].

Рис2«По Высочайшему назначению» открывал конференцию министр внутренних дел А. Е. Тимашев, занимавший этот пост с 1868 г., до реорганизации ведомства в 1867 г. служивший министром почт и телеграфов. Зная обсуждавшиеся темы не понаслышке, он высказал уважение «полезным трудам собравшихся». Закончил министр приветственную речь следующими словами: «Не могу не выразить живого и искреннего сочувствия, с которым русский народ постоянно следил за вашими трудами и в настоящее время приветствует в своей столице конференцию, призванную результатами своих трудов составить эпоху в истории всемирной телеграфии».

От имени делегатов выступил директор итальянских телеграфов командор д`Амиго, возглавлявший предыдущую конференцию в Риме. Он особо отметил, что при голосовании за Санкт-Петербург «все осознавали, что конференция встретит обычное, со времени знаменитого основателя вашей столицы, покровительство всему тому, что способствует прогрессу и просвещению». Кроме того, д`Амиго высказал сожаление по поводу невозможности участникам конференции лично выразить чувства государю императору в связи с его отсутствием и просил о встрече с наследником цесаревичем (будущим императором Александром III). В ответ министр сообщил, что такая встреча запланирована в Царском Селе — летней резиденции наследника.

Открыв конференцию, министр, прежде чем удалиться, «подходил к делегатам и обменивался с каждым из них несколькими словами» [1]. Возможно, именно этот эпизод запечатлен на гравюре, хранящейся в документальном фонде ЦМС имени А. С. Попова.

В дальнейшем место председателя занял тайный советник К. К. Людерс — как директор телеграфов того государства, в столице которого проходит конференция. Рядом с ним разместился второй депутат от России — представитель министерства иностранных дел, тайный советник А. С. Энгельгард.

Всего было проведено 20 заседаний. Три основные темы, рассмотренные на Петербургской конференции: составление проекта Телеграфной Конвенции, пересмотр Регламента для международной службы, пересмотр тарифов. На первом заседании было учреждено несколько рабочих комиссий: одна должна была заниматься статьями Регламента, другая постановлениями, касающимися тарифов, еще одна (из пяти членов) занималась непосредственно составлением тарифных таблиц и последняя (из семи членов) была создана специально для обсуждения вопроса о денежной ответственности за неисправную передачу телеграмм.

Составленный в С.-Петербурге Регламент включал 84 статьи, разделенные на параграфы. В прежнем виде, не вызывавшем никаких возражений, сохранились 29 статей. С целью однозначного понимания написанного было отредактировано 39 статей. Существенному изменению подверглись 16 статей. В них были внесены дополнения или новые пункты [3].

На заключительном заседании 7 (19) июля 1875 г. были подписаны «делегатские проекты» Конвенции, Регламента для международной службы и Тарифных таблиц.

Работу Международной Телеграфной конференции в Санкт-Петербурге сопровождал ряд великосветских приемов и культурных мероприятий [4]. Участники конференции остались признательны всем членам императорской семьи, русской администрации за оказанный им радушный прием в Санкт-Петербурге. Незабываемым для делегатов стал «вечер первого дня, когда господин и госпожа Людерс со свойственной им любезностью радушно показывали свой дом и знакомили со многими высшими сановниками и выдающимися деятелями России».

Спустя несколько дней после открытия Телеграфной конференции гости Санкт-Петербурга «имели честь быть принятыми в Царском Селе их императорскими высочествами наследником цесаревичем и его августейшей супругой». Конференция длилась более полутора месяцев, и в течение всего этого времени «ее императорское высочество великая княгиня Екатерина оказывала любезность, предоставляя два раза в неделю в распоряжение участников конференции все гостеприимство Михайловского дворца, с его роскошными салонами, прекрасной террасой и тенистым парком, вечерними концертами, часто удостаивая своим августейшим присутствием эти собрания».

В Санкт-Петербурге, благодаря «неистощимой энергии» председателя конференции К. К. Людерса, для ее участников было организовано множество экскурсий и праздников. Гости совершили визиты в Зимний дворец, в Придворную певческую капеллу, в Императорскую библиотеку, на Монетный двор, в «различные художественные, промышленные и агрономические музеи», а также посетили множество разнообразных зрелищ — от шествия городских пожарных до парада в военном лагере в Красном Селе. Незабываемые впечатления и восторг вызвали у гостей живописная экскурсия в Кронштадт на яхте, доброжелательность морских офицеров, искренний прием у морских властей Кронштадта, потрясающие белые ночи в яхт-клубе в парке на Островах, когда «свет солнца продолжал сиять, в то время как небесное светило уже исчезло за горизонтом».

Однако участники конференции получили возможность познакомиться и с Москвой. Несмотря на краткость визита («неполные три дня»), пребывание в Москве запомнилось стремительной чередой празднеств. Делегатов принимал сам генерал-губернатор Москвы князь В. А. Долгоруков, устроивший гостям в первый день «с истинно московской восточной пышностью» банкет, «украшенный концертом оригинальных артистов, именуемых русскими цыганами», а в последующие дни — парадные обеды. Благодаря предоставленным в распоряжение гостей повозкам, «запряженным по московской моде четырьмя лошадьми и, образно говоря, пожиравшим пространство», им за короткое время удалось «снять сливки с необъятных исторических, художественных, общеполезных и светских богатств, изобильно сосредоточенных в древней столице России». Участники конференции были восхищены «деталями дворца и церквей Кремля, главных соборов, крытых рынков, которые придают Москве особенный колорит», им удалось «совершить очаровательные прогулки вокруг этого огромного города с многочисленными летними садами и местами отдыха», а также нанести визиты в главные благотворительные и культурные заведения Москвы.

В день расставания в Санкт-Петербурге делегаты конференции «с беспримерными почестями были приглашены представить дань почтительного уважения его императорскому величеству [Александру II] в его великолепной летней резиденции Петергофе».

Подводя в Берне итоги очередной Телеграфной конференции, ее участники отмечали не только необыкновенную важность принятых решений и удовлетворенность оказанным в Санкт-Петербурге приемом, но и изменившееся отношение к России: «Мы должны признать в полной мере обоснованность слов генерала Тимашева, министра двора его императорского величества, когда он нам объявил, открывая конференцию, что в этой обширной империи мы найдем много познавательного, и когда он констатировал, что, узнав, до какой степени сегодня возросла культура в России, Европа только отдала бы ей справедливость, которую она [Россия] заслужила» [4]. (Как современно звучат эти строки! — Прим. ред.)

 

ЛИТЕРАТУРА

1.Международная телеграфная конференция 1875 года в С.-Петербурге // Сб. распоряжений по Телеграфному ведомству. — 1875. — № 11. — С. 157–164; № 12. — С. 179–184; № 13. — С. 213–214.
2.Почта и телеграф в XIX столетии. Исторический очерк. — СПб., Тип. МВД: 1901. — С. 190–198.
3.Перечень правил Инструкции для международной службы, измененных и вновь установленных С.‑Петербургской конференцией (к циркуляру № 40) // Сб. распоряжений по Телеграфному ведомству. — 1875. — № 22. — С. 340–342.
4.Международная телеграфная конференция в Санкт-Петербурге // Journal Télégraphique. — Berne. — V. III. —№ 9. — 1875. — P. 158–160.

 

Рубрики и ключевые слова