Колумб радиотехники. К 125-летию изобретения радио. Часть 2

Приведены доказательства того, что изобретение, публично продемонстрированное русским ученым-физиком А.С. Поповым 7 мая 1895 г., положило начало беспроводной связи. Рассмотрены следующие вопросы: что произошло в эту знаменательную дату; на чьих работах базировался Попов, создавая схему беспроводной связи. Показаны сущность и новизна технического решения. Опровергается ошибочное мнение о том, что 25 апреля (7 мая) 1895 г. А.С. Попов официально пред- ставил грозоотметчик. Для сравнительной оценки вклада Попова и его предшественников в изобретение радио использован синергетический подход; кроме того, возникновение и развитие радиосвязи представлены в виде последовательности этапов инновационного процесса. В условиях, когда национальные интересы и общий скепсис в отношении того, что у радио есть изо- бретатель, привели к появлению понятий «коллективный разум», «пионеры радиосвязи», и их список с годами растет (в наши дни во многих странах есть «свой Попов»), популяризация научно обоснованных сведений о Попове как о первооткрывателе радио – Колумбе радиотехники приобретает особую важность.

Н.А. Борисова, заместитель директора Центрального музея связи имени А.С. Попова по науке и технике, доцент, к.т.н.; borisova@rustelecom-museum.ru

МАРКОНИ – КОНКУРЕНТ ИЛИ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬ ПОПОВА?

В 1909 г. итальянец Гульельмо Маркони (1874–1937) и немецкий ученый Фердинанд Браун (1850–1918) получили Нобелевскую премию по физике за развитие беспроволочной телеграфии. К тому времени А.С. Попов уже ушел из жизни, поэтому в масштабе всей истории радиосвязи оба нобелевских лауреата являются его последователями.

Однако Маркони часто упоминается как конкурент Попова в контексте изобретения радио, несмотря на более поздний срок получения патента по сравнению с первыми публикациями русского ученого. Насколько корректно именовать Маркони изобретателем радио?

Схемы первого приемника А. С. Попова и молодого итальянца Маркони оказались очень похожими. Так бывает в истории техники, когда источником идей, как будто витающих в воздухе, становятся одни и те же научные публикации. Маркони был знаком со схемами Герца, Бранли–Лоджа, с работами своего земляка – профессора Риги из Болонского университета, который поддерживал научную переписку с русским ученым. В своей нобелевской речи Маркони сказал: «Описывая кратко мою связь с радиотелеграфией, я мог бы упомянуть, что я никогда не изучал физику или электротехнику систематически, хотя еще мальчиком глубоко интересовался этими предметами». В качестве немногочисленных источников теоретических познаний Маркони назвал прослушанный им в юношеские годы «курс лекций по физике, который вел покойный профессор Роза в Ливорно», а также самостоятельно изученные «публикации того времени, имеющие дело с научной тематикой, включая работы Герца, Бранли и Риги» [10, с. 142].

Поскольку у российских авторов имеется много неточностей в изложении фактов, хронологии и обстоятельств истории получения итальянским изобретателем первого патента, ниже приводится краткая информация, проверенная по большому количеству отечественных и зарубежных источников.

В конце 1895–начале 1896 г. молодой изобретатель Гульельмо Маркони с макетом в деревянном ящике и амбициозными планами прибыл из Италии в Лондон. 2 февраля 1896 г. он, имея рекомендательное письмо от известного инженера-электрика Кэмпбелла Суинтона, посетил главного инженера Правительственных телеграфов сэра Уильяма Приса – крупного ученого и изобретателя. Прис, по сути, взял на себя научно-техническое шефство над молодым изобретателем, имевшим на руках «сырое», но интересное техническое решение.

Зарубежные историки высказывают предположение, что энтузиазм Приса в этом деле подпитывался его конкуренцией с Лоджем, чью схему взял за основу Маркони [11]. Конструктивный макет и схема были доработаны совместными усилиями самого Маркони и технических специалистов, выделенных Присом.

2 июня 1896 г. в Британское патентное ведомство от Маркони поступила заявка без схемы. Изобретатель должен был в течение 9 месяцев доработать заявку. Прис помог Маркони сделать это, а также провести ряд публичных демонстраций беспроводного телеграфа (без объяснения сути изобретения): в июле 1896 г. для работников Почтового ведомства, в сентябре 1896 г. для сотрудников Военного ведомства и Адмиралтейства, в декабре 1896 г. для прессы и широкой публики. Уточненную заявку на изобретение Маркони подал 2 марта 1897 г.

Первое объяснение научному сообществу технической сущности системы беспроводной телеграфии также взял на себя Прис. 4 июня 1897 г. он сделал доклад в Королевском институте, который спустя неделю был опубликован в журнале The Electrician. Вскоре после этого, 2 июля 1897 г., Маркони наконец получил патент № 12039 (с приоритетом от 2 июня 1896 г.) на «усовершенствования в передаче электрических импульсов и сигналов на расстояние и в аппаратуре для этого», позволивший ему приступить к коммерческой деятельности.

Учитывая эти обстоятельства и дату первой публичной демонстрации своего приемника Поповым – 25 апреля (7 мая) 1895 г., приоритет Попова как первооткрывателя радио очевиден. В то же время не вызывает сомнения ведущая роль Маркони на последующих этапах инновационного процесса (производство и распространение), в ходе которого изобретение как новшество превращается в инновацию. Поэтому с годами Маркони, занявший лидирующие позиции в мире на этапе распространения радиосвязи, стал восприниматься как изобретатель радиосвязи. А.С. Попов умер 13 января 1906 г. (по новому стилю), а Маркони дожил до 1937 г. Итальянский изобретатель и компания, носящая его имя, стояли у истоков не только беспроволочной телеграфии, но и радиовещания, радионавигации, радиолокации. Подмена понятий «изобретатель» и «распространитель новшества» – нередкое явление в технике. Продвижению бренда «Маркони» способствовала мощная рекламная кампания, неизменно сопровождавшая деятельность итальянского ученого с самых первых его опытов.

ПОПОВ ОБ ИЗОБРЕТЕНИИ МАРКОНИ

Первые сведения об опытах Маркони стали известны в России из газет в конце 1896 г. В связи с этим Попов счел необходимым ознакомить со своим изобретением более широкие круги отечественной и зарубежной научной общественности. Он послал рефераты своей статьи «Прибор для обнаружения и регистрирования электрических колебаний», напечатанной в «Журнале РФХО», в редакции иностранных электротехнических журналов.

После доклада Приса летом 1897 г. в Королевском институте в Лондоне об опытах Маркони в области телеграфирования без проводов «имя молодого изобретателя сразу стало известно в обеих частях света, его прославляли, им восторгались, о нем протрубили по всему свету» [12, с. 291]. В связи с этим в адрес Попова от русской прессы («Петербургская газета», «Новое время») поступили публичные упреки в излишней скромности и перфекционизме – нежелании обнародования результатов из «стремления окончательно усовершенствовать свой телеграфический прибор» [12, с. 292]. Рассуждая на эту тему, «Петербургская газета» затронула также вопрос традиционной боязни русскими учеными и изобретателями рекламы, «которая истому русскому человеку всегда представляется чем-то вроде шарлатанизма XIX в.» [12, с. 292].

В ответ на упреки прессы Попов направил в редакцию «Нового времени» письмо, в котором перечислил журналы с описанием его устройств и научные заседания, в которых демонстрировались опыты. Он также охарактеризовал изобретение Маркони: «После опубликования Присом подробностей приборов оказалось, что приемник Маркони по своим составным частям одинаков с моим прибором, построенным в 1895 г., а источником электрических колебаний служит увеличенный в размерах прибор итальянского профессора Риги» [13, с.32]. Письмо Попова в редакцию «Нового времени» перепечатали технические периодические издания: «Инженерный журнал», «Почтово-телеграфный журнал», «Электротехнический вестник».

В декабре 1899 г. в своем докладе на первом Всероссийском электротехническом съезде Попов отмечал: «Во Франции мой прибор был описан в некоторых журналах. И при появлении описаний приборов Маркони указано было сходство его приемной станции с моим прибором. В докладе Е. Дюкрете во Французском физическом обществе было выяснено, что все составные элементы приемной и отправительной станции телеграфирования без проводников были уже налицо ко времени взятия патента Маркони» [13, с. 33].

В конце 1897 г. Морской технический комитет запросил мнение Попова по поводу приборов Маркони. В своем отзыве от 8 января 1898 г. Попов отметил, что «новыми могут считаться только немногие части, но ни одна из комбинаций, перечисленных в описаниях Маркони, не нова» [13, с. 33]. Вместе с тем Попов отмечал, что «Маркони первый имел смелость стать на практическую почву и достиг в своих опытах больших расстояний усовершенствованием действующих приборов и усилением энергии источников электрических колебаний» [12, с. 294].

ОТНОШЕНИЕ К ИЗОБРЕТЕНИЮ А.С. ПОПОВА ЗА РУБЕЖОМ

За прошедшие 125 лет отношение к приоритету в изобретении радио по сравнению с начальным периодомизменилось кардинально. Процесс изменения происходил постепенно.

В конце XIX – начале XX вв. в зарубежной и отечественной историографии вопрос приоритета затрагивался только в контексте того, кто был первым: Попов или Маркони. Чаша весов в этом вопросе была на стороне Попова. Затем, по мере усиления наступательного характера деятельности Маркони и роста его популярности, все чаще в прессе и технической литературе стали использовать термин «беспроволочная телеграфия Маркони». Начали появляться новые схемные решения, увеличивавшие дальность связи, а также новые технологии. Искровой беспроволочный телеграф был короткой «первою стадией того использования электронного механизма, которое через дугу привело к ламповому генератору» [14, с. 53]. Схема Попова–Маркони понемногу уходила в прошлое еще в начале 1900-х гг.

Как вспоминал известный русский физик В.К. Лебединский, «еще при жизни А.С. Попова среди нас, его соотечественников, стало меркнуть отношение к нему как к изобретателю беспроволочного телеграфа. Слава Маркони, вступившего сразу на мировую арену, поддерживаемого большим кругом лиц, стала затмевать невидный труд одинокого и скромного А.С. Попова» [15, с. 210]. Тогда и зародились первые отечественные разногласия о приоритете А.С. Попова, были периоды незаслуженного забвения ученого и время чрезмерного восхваления его имени. Но это отдельная тема [16].

За рубежом на протяжении XX в. менялось отношение к вопросам первенства в изобретении радио. Долгое время преобладало мнение тех, кто разбирался в технической сущности вопроса. Иностранные радиоспециалисты поколения 1920-х гг., «несравненно глубже понимавшие радиопередачу», отмечали первенство Попова по сравнению с Маркони [7, с. 460-461].

В дальнейшем истину технических решений заслонило общественное мнение, формируемое в соответствии с негативным отношением к Советскому Союзу в годы «холодной войны». Именно история радио (а не какой-либо другой технической отрасли) оказалась на острие идеологической борьбы капитализма и социализма, так как к тому времени радио охватывало очень многие стороны жизни общества. Заметная роль в этой борьбе принадлежит статье Ч. Зюскинда «Попов и зарождение радиотехники», опубликованной в американском журнале Proceedings of the IRE в 1962 г. Автор, искусно манипулируя известными фактами, высказал мнение о том, что Попов – один из пионеров «практического использования экспериментов Герца» и не более.

Статья Зюскинда сыграла роль историко-технической диверсии, пустившей глубокие корни в наши дни. В публикациях современных зарубежных историков науки и техники можно встретить на одной странице точное описание того, что сделал Попов (например, [17, с. 206]), а на другой странице [17, с. 207] без комментариев приводится противоположная версия Зюскинда. Отсутствие англоязычных версий отечественных источников и результатов исследований по истории радиосвязи существенно обедняет возможности осмысления зарубежной исторической наукой вопросов, связанных с изобретением радио.

Потепление в отношениях с Западом в конце XX в., в годы перестройки, возродило зарубежный интерес к вкладу А.С. Попова и его роли первооткрывателя радио. Имя русского ученого появилось в иностранных энциклопедиях [18], его портрет разместили на сайте Международного союза электросвязи (МСЭ), а в здании МСЭ в Швейцарии одному из залов присвоили имя Попова. В 2003 г. представители Американского фонда Гульельмо Маркони вручили Центральному музею связи имени А.С. Попова почетный диплом в знак признания достижений проф. Александра Попова в развитии и создании научных основ беспроводной связи.

В 2005 г., в дни празднования 110-летия со дня изобретения радио, в Санкт-Петербурге в рамках международной программы IEEE Milestone была установлена бронзовая доска с надписью (пер. с англ.): «Вклад А.С. Попова в развитие электросвязи, 1895. 7 мая 1895 года А. С. Попов продемонстрировал возможность передачи и приема коротких и продолжительных сигналов на расстояние до 64 метров посредством электромагнитных волн с помощью специального переносного устройства, которое реагировало на электрические колебания, что стало определяющим вкладом в развитие беспроволочной связи» [8, с.16].

У КАЖДОЙ СТРАНЫ «СВОЙ ПОПОВ»

По мере расширения сферы успешного применения беспроводной связи и удаления от даты рождения (1895) число лиц и стран, причастных к ее созданию, постоянно увеличивалось. Общий скепсис в отношении того, что у радио есть единственный изобретатель, усилился «моментом приподнятого национального чувства» после окончания Первой мировой войны. Все вместе уже тогда породило своего рода «радиопантеон» — «компромиссный» список ученых и техников, «мировой коллективный труд» которых позволил появиться на свет новому виду электрической связи [14].

В качестве изобретателей радиотелеграфии в первые годы рассматривались охарактеризованные выше Максвелл (англичанин), Герц (немец), Бранли (француз), Попов (русский), Маркони (итальянец).

В какой-то момент в этот условный список на передовые позиции вышел Никола Тесла (серб), который, в отличие от вышеперечисленных ученых и изобретателей, шел своим путем, а не по следам Герца. Тесла уже в начале 1890-х гг. возбуждал мощные электрические колебания в своем резонанс-трансформаторе, «управлял искрою с помощью магнитного дутья и делал ее рвущейся; <…> все это он делал, исходя из ясно представляемого желания передавать электромагнитную энергию на какие угодно расстояния, на весь земной шар, без проводов, чтобы каждый, где бы он не находился, мог иметь работника в своем резонаторе для всех своих надобностей жизни» [14, с. 54]. Конструкция Теслы не была предназначена для беспроволочной телеграфии. Если бы талантливый изобретатель захотел «передавать своим абонентам музыку (стотысячные ватта), слова, сигналы, а не работу», то с большой вероятностью его в этом деле ожидал бы успех первооткрывателя. Но Тесла не ставил перед собой такую задачу. Можно ли считать его изобретателем радио?

В Бразилии как изобретателя радио чтут священнослужителя Ланделла де Моура (1861–?), которому только в конце 1904 г. удалось получить в США патенты на «Волновой передатчик», «Беспроволочный телефон», «Беспроводной телеграф». Но этому предшествовала другая история. Во время обучения в Италии в начале 1890-х гг. Ланделл де Моура увлекся электротехникой. Вернувшись на родину, наряду с деятельностью священнослужителя он занялся разработкой беспроводной телефонной системы. Как утверждают бразильские источники, после тестовой демонстрации своей установки перед епископом г. Сан-Паулу (1894 г.) падре был обвинен в колдовстве, а голос, переданный по телефону, назвали «голосом дьявола» [19].

В Индии изобретателем радио считается индийский физик и физиолог, один из основателей современной биофизики Джагадис Чандра Бозе (1858–1937), экспериментировавший с усовершенствованным вибратором Герца и известной схемой Бранли–Лоджа. Подобно многим другим талантливым исследователям, он стремился решить собственную научную задачу. Она заключалась в конструировании источника очень коротких волн (миллиметровых) и достижении высокой чувствительности приемника для их приема. Бозе не заботили методы автоматического восстановления чувствительности когерера, он работал с единичными сигналами и не стремился создать систему беспроводной связи [20, с. 172].

Список ученых, которые экспериментировали в первой половине 1890-х гг. с волнами Герца, схемой Бранли–Лоджа (как правило, в смежных с физикой областях), исчисляется десятками, а может быть, и сотнями. Новая трактовка их деятельности соотечественниками постоянно пополняет список пионеров радиосвязи.

Один из примеров – Яков Оттонович Наркевич-Иодко (1847–1905), белорусский ученый-естествоиспытатель, врач, изобретатель электрографии, о котором теперь земляки пишут, что он изобретатель беспроволочной передачи. Логика обоснования: «В первую очередь он (Наркевич-Иодко) работал в области электрофизиологии, но по ходу дела в 1890 году разработал и представил … грозоотметчик – более простой системы, нежели у Попова, но успешно работавший на построенной самим же изобретателем метеостанции. Метеосистема Иодко не получила серьезного развития, но сам факт позволяет поставить ученого в ряд с другими создателями радиосвязи» [21, с. 420]. Без комментариев…

СИНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ОЦЕНКЕ СХЕМЫ А.С. ПОПОВА

В наши дни синергетический подход активно используется во многих отраслях науки, в том числе и в исторических исследованиях. Процесс развития нового вида связи, основанный на научных исследованиях, представляет собой сложную динамическую открытую систему. Согласно синергетической парадигме механизмом, порождающим новую ветвь эволюции, выступают так называемые точки бифуркации (разветвления). На стадии бифуркации возникает карта возможностей – набор путей возможного развития; накапливаются теории, идеи, изобретения (в терминах синергетики – флуктуации) до тех пор, пока количественные изменения не перейдут в качественные. Конкретное техническое решение переводит систему в новое качество (из точки бифуркации в узкий коридор достаточно устойчивых состояний, так называемый аттрактор), представляющий собой в рамках обсуждаемой темы новый вид связи, а согласно синергетике – тенденцию структурирования системы и формирования порядка.

Схема Попова позволила перейти от простой индикации наличия электромагнитного излучения к возможности приема и правильного декодирования последовательности коротких и длинных сигналов (точек и тире – элементов телеграфного кода). Она открыла дорогу новому виду связи, а в терминах синергетики – стала ключом к двери, ведущей в аттрактор.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Первенство Попова в изобретении радио научно доказано. В этой ситуации важно не искажать и не домысливать давно введенные в научный оборот документы, уметь критически оценивать разные мнения и «фильтровать» сведения из интернета. Тот, кто в нашей стране и в наши дни пишет об истории отечественной техники, снимает видеосюжеты и документальные фильмы, должен чувствовать ответственность за тиражирование недостоверной информации и собственных субъективных оценок.

Как можно отнестись к тому, что в одном широко разрекламированном издании тиражом 2 000 экз. [21], фрагменты которого в электронном виде доступны в интернете, информация об изобретении Попова размещена в подразделе «Правила исторических фальсификаций» в качестве примера «перетягивания одеяла на себя» Россией?! Почему у нас в стране только крайности в оценке собственных достижений: либо излишняя скромность, либо необоснованное прославление? Ответ один – недостаточная научная грамотность тех, кто популяризирует технику.

Широкому распространению за рубежом научно обоснованных данных об изобретении Попова должен способствовать выпуск англоязычных изданий. С чего можно начать? Перевести, например, на английский язык и разместить на общедоступном сетевом ресурсе «Летопись жизни и деятельности Александра Степановича Попова» [12], подготовленную к 150-летию А.С. Попова в СПбГЭТУ ЛЭТИ на основе документальных источников.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Надин, Л. Колумб радиотехники // Радиофронт. – 1935. – № 11. – С. 3-4.
2. Герасимов, С.М. Изобретение радио: как это понимать / С.М. Герасимов, А.В. Пилипенко // Радиотехника. – 1995. – № 4-5. – С. 39-40.
3. Попов, А.С. Прибор для обнаружения и регистрирования электрических колебаний: факсимильная статья 1895 г., с. 1-14 //Радиотехника. – 1995. – № 4-5. – С. 6-29.
4. О заседании Физического отделения РФХО // Кронштадский вестник. – № 51(4156). – 30 апреля 1895 г.
5. Зудков, П.И. А.С. Попов и его творческое наследие / П.И. Зудков, Д.Л. Трибельский, В.А. Урвалов // Радиотехника. – 1995. – № 4-5. – С. 30-34.
6. Lodge, O. Signaling across space without wires: being a description of the work of Hertz and his successors. – London, The Electrician Printing and Publishing Company, 1911. – 154 pp.
7. Лебединский, В.К. Главнейшие даты. А.С. Попов // Телеграфия и телефония без проводов. – 1922. – № 14. – С. 459-461.
8. Из истории изобретения и начального периода развития радиосвязи: сб. документов и материалов / составители Л.И. Золотинкина, Ю.Е. Лавренко, В.М. Пестриков; под ред. В.Н. Ушакова. – СПб.: Изд-во СПбГЭТУ ЛЭТИ им. В.И. Ульянова (Ленина), 2008. – 288 с.
9. Радовский, М.И. Александр Степанович Попов (1859–1905). – М.–Л.: Наука, 1963. – 388 с.
10. Нобелевская лекция, прочитанная Гульельмо Маркони 11 декабря 1909 года. Беспроводная телеграфная связь / Лауреаты Нобелевской премии по физике: биографии, лекции, выступления. – Т. 1: 1901–1950 / Отв. ред. Б.П. Захарченя, Э.А. Тропп. – СПб.: Наука, 2005. – 688 с.
11. Raboy, М. Marconi: The Man Who Networked the World. – Oxford University Press, July 2016. – 872 pр.
12. Летопись жизни и деятельности Александра Степановича Попова / Л.И. Золотинкина, М.А. Партала, В.А. Урвалов; под ред. Ю.В. Гуляева. – СПб.: Изд-во СПбГЭТУ ЛЭТИ им. В.И. Ульянова (Ленина), 2008. – 560 с.
13. А.С. Попов о своем приоритете: справка // Электричество. – 1945. – № 5. – С. 32-33.
14. Лебединский, В.К. Еще об изобретателе Тбп // Телеграфия и телефония без проводов. – 1924. – № 23. – С. 50-56.
15. Лебединский, В.К. Александр Степанович Попов (1859–1905) // Электричество. – 1925. – № 4. – С. 207-211.
16. Борисова, Н.А. Отечественные разногласия о приоритете А.С. Попова в изобретении радио // Научно-технические ведомости СПбГПУ. Гуманитарные и общественные науки. – 2019. – Т. 10, № 2. – С. 98–111. DOI:10.18721/JHSS.10209.
17. Huurdeman, A. The Worldwide History of Telecommunications. – New York: WileyInterScience, 2003. – 638 рр.
18. Белгородская, Л.В. Российские ученые на страницах британских и американских энциклопедий: собирательный образ и индивидуальные черты // ВИЕТ. – 2008. – № 4. – С. 149-158.
19. Борисова, Н.А. Бразильский основоположник телекоммуникаций Ланделл де Моура // Тез. докл. на 67-й науч.-техн. конф. СПбНТОРЭС им. А.С. Попова. – СПб, 19-27 апреля 2012 г. – С.336-338.
20. Лежнева, О.А. Джагадис Чандра Бозе. К столетию со дня рождения // Успехи физических наук. Из истории физики. – 1959. – Т. LXTTT, № 1. – С. 171-176.
21. Скоренко, Т. Изобретено в России. История русской изобретательской мысли от Петра I до Николая II: 2-е изд. – М.: Альпина нон-фикшн, 2018. – 534 с.

Рубрики и ключевые слова