5G в России: в госпрограмме, но пока без частот

Первые в мире коммерческие сети 5G уже запущены в Южной Корее. Работа над стандартами для сетей 5G вышла на финишную прямую. Однако на пути массового внедрения 5G еще немало барьеров – регуляторных, технических, экономических и маркетинговых.

Проблемы, стоящие перед российскими операторами, желающими запустить сети 5G, и драйверы развития этих технологий стали предметом активного обсуждения участников конференции «Развитие сетей беспроводной связи в России – 5G Future Russia 2018», организованной ИАА TelecomDaily.

С точки зрения стандартизации у технологии 5G проблем нет: в 2018 г. партнерским проектом 3GPP был принят стандарт 3GPP Release 15, в котором описаны архитектура сетей, сетевые интерфейсы и основные сервисы, которые будут в этих сетях. К концу 2019 г. 3GPP планирует принять Release 16, в котором будут представлены дополнительные возможности и сервисы технологии 5G. Как отметил генеральный директор НИИТС Александр Минов, развитие сетей мобильной связи в направлении 5G признано и на глобальном уровне, и в России, где 5G/IMT-2020 стала единственной технологией беспроводной связи, которая удостоилась упоминания в государственной программе «Цифровая экономика РФ».

Однако, несмотря на такой статус и агрессивные планы по внедрению 5G, участие России или ее представителей в стандартизации этой технологии представителю 3GPP, руководителю центра компетенции 3GPP Mobile Адриану Скрейзу кажется, мягко говоря, слабым. Согласно приведенным им цифрам, в работе 3GPP участвуют 628 официальных партнеров из 42 территорий, в том числе из стран Африки, Азии (где особенно активны Китай, Индия, Япония и Южная Корея), Австралии, Европы и Северной Америки. Россию в 3GPP представляет только «Петер-Сервис» – разработчик биллинговых систем для сотовых операторов, но нет никакой информации о том, участвовали ли специалисты компании в обсуждении и комментировании проектов стандарта 5G. Кстати, в 2007 г., т.е. еще в эпоху внедрения 3G, в 3GPP в качестве официального партнера вступил Инфокоммуникационный Союз, но эта организация прекратила свое существование в 2015 г. Стоит отметить, что членами 3GPP являются представители не только телеком-отрасли, но и других секторов бизнеса, таких как автомобилестроение и железные дороги, сельское хозяйство и торговля, спутниковые операторы и энергетики, соцсети и реклама: мобильный ШПД и приложения сетей 5G нужны всем. В принципе, Россия может участвовать в стандартизации 5G в 3GPP не напрямую, а, например, через его партнера – Европейский институт по стандартизации в области телекоммуникаций ETSI. Главное, чтобы это была действительно активная работа.

Как сказано выше, в мире уже состоялся запуск нескольких коммерческих сетей 5G (пусть они пока очень локальные, а реальных смартфонов с поддержкой 5G еще нет – не в этом суть). В принципе, если верить программе «Цифровая экономика», нам этого счастья осталось ждать недолго: российские операторы связи должны запустить коммерческие сети 5G/IMT-2020 в 2020 г. Т.е. на получение лицензий и радиочастотного спектра, построение сетей и подготовку сервисов остается максимум два года. Сроки выполнения соответствующих работ для ведомств, которые должны обеспечить триумф 5G в отдельно взятой стране, еще более короткие: Минкомсвязи должно в конце 2018 г. – начале 2019 г. разработать и утвердить концептуальные документы развития сетей 5G (НИИР уже сдал Минкомсвязи заказанный вариант концепции развития 5G, а ранее свою концепцию подготовил Союз LTE), а Минпромторг в 2019 г. – начале 2020 г. должен утвердить план организации производства и внедрения отечественного телекоммуникационного оборудования для сетей 5G. Российские компании должны начать производство серийного оборудования в 2021 г., но, не дожидаясь их, российские операторы должны запустить сеть 5G в первом городе-миллионнике в 2020 г., в 2021 г. таких городов должно стать два, в 2022 г. – пять, а в 2024 г. 5G должны получить все 15 городов-миллионников России.

В то же время крупнейшие мировые вендоры уже имеют полные линейки оборудования и ПО для построения сетей 5G. Есть производители второго эшелона, которые предлагают оборудование и ПО для отдельных сегментов сетей – для базовых станций, ЦОДов, транспортных и опорных сетей. Ни один отечественный производитель пока не может предложить законченное решение для сетей 5G, но у ряда компаний есть технические заделы в разных сегментах сети, т.е. теоретически у них есть временное окно возможностей для выхода на рынок с конкурентными продуктами. По словам А. Минова, лучше всего обстоят дела в секторе оборудования и ПО для транспортных сетей, есть также существенные заделы в серверах, системах хранения данных и ПО виртуализации для ЦОДов, обслуживающих сети 5G. Хуже всего ситуация с оборудованием и ПО для базовых станций, здесь есть потенциал только в антенных системах FD-MIMO. Помочь операторам в построении решений для сетей 5G готов НИИР, где создана тестовая лаборатория, которая позволяет проводить тесты для оценки совместимости оборудования различных вендоров, в том числе российских.

Как рассказал заместитель директора департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга Юрий Плясунов, государство запланировало определенные меры поддержки и стимулирования отечественных производителей телекоммуникационного оборудования для сетей связи пятого поколения, которые предусмотрены государственной программой развития электронной и радиоэлектронной промышленности России. В рамках этой программы в телеком-отрасли сейчас реализуются 45 проектов, один из которых предусматривает развитие производства оборудования для сетей 4G и 5G. В соответствии с этим проектом к 2025 г. планируется наладить производство полного набора инфраструктурного оборудования операторского класса, микросотовых базовых станций, абонентских терминалов, сетевых контроллеров, промышленных коммутаторов и сетевых микропроцессоров для использования в коммутационном оборудовании российского производства, т.е. полной номенклатуры изделий, необходимых для построения сетей 5G. Государство может поддержать отечественного производителя путем компенсации части затрат на НИОКР (до 50%) и на создание инфраструктуры производства. Также планируется внести изменения в нормативно-правовую базу, а именно – расширить классификатор оборудования, подпадающего под статус ТОРП, скорректировать формулу расчета уровня локализации такого оборудования и исключить привилегии для продукции из стран Евразийского экономического союза, оставив их только для российских изделий.

Однако все эти проблемы с железом и ПО меркнут перед извечным российским вопросом о частотах. Сети 5G представляют собой следующую ступень эволюции сетей предыдущих поколений, т.е. это сети, которые используют и действующие диапазоны частот, и новые полосы (именно эти дополнительные ресурсы позволят передавать быстро растущие объемы трафика). Многие помнят страсти, кипевшие при запуске сетей LTE 4G, когда нужно было найти полосы по 20 МГц на одного оператора. Теперь для сетей 5G каждому оператору понадобится дополнительно как минимум 600 МГц.

Как рассказал заместитель директора НТЦ Анализа ЭМС ФГУП НИИР Евгений Девяткин, в России для развития сетей 5G рассматривается комплекс из четырех дополняющих друг друга диапазонов частот, которые будут использоваться для разных сервисов: один нижний 694–790 МГц – для обеспечения широкого покрытия на больших территориях за пределами городов, два средних 3,4–3,8 и 4,8–4,99 ГГц – для обеспечения емкости и покрытия в городах и один верхний 24,25–29 ГГц – для сетей высокой емкости на небольших объектах. Однако почти все эти диапазоны сейчас заняты и для запуска сетей 5G необходимо провести работы по конверсии и перераспределению частот, а для этого ГКРЧ должна предварительно принять соответствующее решение.

В диапазоне 694–790 МГц сейчас, как известно, работает аналоговое и цифровое телевизионное вещание. Аналоговое ТВ примерно через полгода должно прекратить свое существование, но цифровое ТВ останется и его придется переводить в диапазон ниже 694 МГц, для чего требуется соответствующее решение правительства, которого пока нет. Полоса 3,4–3,8 ГГц, которая позволит существенно повысить скорость передачи данных, используется операторами спутниковой связи. Впрочем, ее достаточно безболезненно можно освободить в крупных городах, где мало пользователей спутникового интернета, зато много потенциальных абонентов 5G. Это не общегосударственная, а локальная проблема, и решать ее нужно на уровне города. Правда, таких городов довольно много и ситуации в них очень разные, поэтому на высвобождение уйдет несколько лет. С диапазоном 4,8–4,99 ГГц частотных проблем нет, он уже практически открыт. Диапазон 24,25–29 ГГц, необходимый для предоставления ШПД в местах скопления пользователей (стадионы, аэропорты, вокзалы, торговые и бизнес-центры), также частично занят системами спутниковой связи, здесь нужно провести новую сегментацию, чтобы получить сплошные широкие полосы частот размером 200–800 МГц, согласовав эту операцию с VSAT-операторами, что тоже потребует определенного времени.

В общем, если государство и операторы общими усилиями будут работать одновременно на всех фронтах, то за 3–4 года задачу обеспечения сетей 5G радиочастотным ресурсом можно решить и тем самым заложить основу для выполнения соответствующей части программы «Цифровая экономика РФ» в намеченные сроки. Но разработка хорошо монетизируемых 5G-сервисов будет для операторов не менее трудной проблемой.

Евгения Волынкина

Рубрики и ключевые слова